facebook vkontakte twitter youtube    



 

Отмена санкций против Ирана готовит возвращение на глобальный рынок энергоносителей мощного игрока. На долю страны приходится 10% запасов нефти (четвертый показатель в мире) и 20% - природного газа (второй показатель). (http://www.dunya.com/ iran-nukleer-anlasmasi-ekonomiyi-nasil-etkiler-159436yy.htm) Тегеран уже заявил о готовности в течение полугода увеличить добычу нефти на 1 млн. баррелей в сутки в дополнение к нынешним 2,87 миллиона баррелей . А, по словам иранского министра нефти Бижара Намдара Зангене к 2018 году страна сможет ежедневно добывать 5,7 миллиона баррелей. (http://haqqin.az/news/49365) Такая перспектива не может не вызывать беспокойство России о наполнении своего бюджета. По словам эксперта, «счастье от того, что мы спасли Иран от большой войны, безусловно, очень сильно ударит по российским экономическим интересам». (http://www.mk.ru/politics/ world/article/2014/01/06/967349-iran-poluchit-svoe-yadernoe-oruzhie.html)

Но, как говорится, есть варианты. Во-первых, сегодня в мире наблюдается значительное превышение предложения над спросом, что обусловлено невысокими темпами роста мировой экономики, чей основной драйвер – Китай – переживает падение фондового рынка. Во-вторых, у Ирана нет трубопроводов в Европу, и на этом рынке он не конкурент России. В-третьих, в Иране и в России добываются разные сорта нефти, интересующие разных покупателей. В-четвертых, полностью санкции отменят только через 10 лет. Да и сам Иран, вроде, настроен миролюбиво: директор по внешним связям Иранской национальной газовой компании Азизолла Рамазани обещает, что в будущем «иранские и российские газопроводы в Европу смогут объединиться» и что иранский газ вольется в «Турецкий поток». (http://regnum.ru/news/polit/1931052. html) Правда, сказано это было до заключения соглашения по иранской ядерной программе, когда Тегеран остро нуждался в поддержке Москвы на переговорах, да и «Турецкий поток» в очередной раз забуксовал еще на турецком этапе. К тому же все эти условно позитивные моменты небесспорны. Основные экономики медленно, но выходят из кризиса, с развитием танкерного флота издержки на морские перевозки снижаются, а перестроить технологии под новые сорта нефти в наше время не составляет особого труда.

И все же напомним: до введения санкций до 40% потребностей Ирана в трубной продукции обеспечивал и ныне действующий Волжский трубный завод, (http:// www.newsru.com/finance/ 15jul2015/persiaoil.html) а после Бушерской АЭС Россия расчитывает построить в Иране еще восемь реакторов – (http://www. inopressa.ru/article/ 16Jul2015/inotheme/iran_obzor.html) ведь иметь атомные реакторы Ирану никто не запрещает. Да и запрос на перевооружение ВС платежеспособно Ирана неизбежно вырастет ... Вот только не нужно забывать, что монополистом на всех этих рынках Россия не является.

Что касается политического аспекта венских договоренностей, то скепсиса со стороны западных экспертов здесь предостаточно. Сформулировал такие настроения президент «Ближневосточного форума» Дэниел Пайпс, расценив их как «капитуляцию, катастрофу и риск, прежде всего для Европы, но и для всего мира». http://www. inopressa.ru/article/14Jul2015/ lastampa/iran_p.html) Это мнение разделяют многие, а политические элиты Израиля и Саудовской Аравии, скажем, - поголовно. Аргументация такова: основополагающие сакральные доктрины политики усиливающегося теперь Ирана остались прежними, т.е. агрессивными, а работу над созданием ядерного оружия он может продолжить и при международных инспекциях – за всем не уследишь.

И в самом деле, Тегеран не снижает накала риторики, упорно продолжая, например, называть «Исламское государство» (ИГ) креатурой «американцев и сионистов». (http://regnum.ru/news/polit/ 1943042.html) В мае, выступая с осуждением авиаударов суннитской коалиции по йеменским хуситам, духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заверил, что Иран будет поддерживать все подвергшиеся нападению страны на Ближнем Востоке. (http://www. newsru. com/world/ 16may2015/hamenei.html) Он же незадолго до заключения соглашения заявил: «Независимо от итогов переговоров по иранской ядерной программе, Иран не должен прекращать противостоять США». Тогда же Хаменеи призвал сограждан к бдительности в отношении «главного врага». (http:// regnum.ru/ news/polit/ 1944834.html) Понятно, какого. При этом следует иметь в виду, что президент Ирана Хасан Рухани, инициировавший договоренности, вовсе не является фактическим главой государства. И правительство, и президент в Иране — институты в значительной степени декоративные. Фактически страной правят аятолла и подчиненное ему командование Корпуса стражей исламской революции, принадлежащие, в отличие от президента и правительства, к консервативному крылу политической элиты. И отношения между двумя лагерями небезоблачны. В рамках политической системы Ирана носители реальной власти могут, если сочтут нужным, отказаться и от договора, и от Рухани вместе с его правительством. Правда, массовое ликование простых иранцев по случаю достижения договоренностей является гарантией того, что нужным это сочтут лишь в крайнем случае.

Политическая изоляция вкупе с экономическими трудностями из-за санкций до сего времени сдерживали реализацию стратегических амбиций Ирана. Несколько лет назад в Бахрейне взбунтовались шииты, составляющие большинство населения страны. Тогда Иран удержался от открытого вмешательства в конфликт, по сути, закрыв глаза на военную интервенцию саудитов. Сегодня поддержка Тегераном шиитских повстанцев в Йемене носит больше моральный характер, а помощь сирийским алавитам - в значительной степени опосредованный. Иран и теперь, после снятия санкций, вряд ли станет защищать единоверцев в регионе с оружием в руках, другое дело, что решиться на антишиитские действия его оппонентам впредь будет сложнее. Отморозки вроде адептов ИГ – не в счет.

В результате фактическая, а еще в большей степени - потенциальная мощь Ирана тревожит многие страны региона, и прежде всего – его экзистенциального соперника – Саудовскую Аравию, которая считает, что теперь на Ближнем Востоке начнется гонка конвенциональных и неконвенциональных вооружений, и не скрывает, что сама она в стороне от этого процесса не останется. К тому же, со временем ( эволюция режима возможна) подписанное соглашение чревато сближением Вашингтона с Тегераном в ущерб интересам стран Персидского залива. Попытки Обамы убедить Эр-Рияд в том, что США по-прежнему верны обязательствам перед давним союзником не принесли результата, о чем, в частности, свидетельствует отсутствие короля Салмана на майской встрече президента США с лидерами стран Персидского залива. А по мнению Кима Сенгупта (TheIndependent), соглашение с Ираном даже может подтолкнуть Саудовскую Аравию и Израиль к «неожиданному альянсу». (http:// www.independent.co.uk/news/world/politics/iran-nuclear-talks-prospect-of-deal-with-iran-pushes-saudi-arabia-and-israel-into-an-unlikely-alliance-10145019.html) Все усилия министра обороны США Эштона Картера и самого Барака Обамы «успокоить» Израиль, предпринятые накануне и сразу после достижения договоренностей в Вене, также ни к чему не привели. Даже несмотря на такой аргумент главы Петагона: «Одна из причин, почему это соглашение является хорошим, - оно не предусматривает отказа от военного варианта... сценарии военного решения иранской проблемы постоянно модифицируются и совершенствуются». (http://www.newsru.com/world/20jul2015/ iran.html)

Впрочем, более вероятным видится восстановление замороженных сегодня израильско-турецких военно-политических отношений ввиду «пробуждения» Ирана, который вполне способен «подвинуть» Турцию в когорте региональных лидеров. Так, генеральный директор МИД Израиля Дори Голд считает, что «обе стороны пытаются понять, сможем ли мы двигаться вперед, начать с чистого листа и улучшить наши отношения», так как «Израиль сталкивается с теми же угрозами, что и Турция — в особенности со стороны ИГИЛ и со стороны Ирана». (http:// regnum.ru/news/polit/1945176.html)

Некоторые эксперты полагают что, процесс замирения между Тегераном и Вашингтоном может затормозить сближение Ирана с Россией и Китаем, усилившееся за время действия антииранских санкций. Впрочем, уровень взаимодоверия между США и Ираном не идет ни в какое сравнение с уровнем отношений Тегерана и Москвы. Пока не идет. В то же время, по выражению директора Института востоковедения РАН Виталия Наумкина, «Соглашение по Ирану и смена короля в Эр-Рияде открыли для России окно на арабский полуостров». Новый король Салман аль Сауд, по словам эксперта, в меньшей степени, чем его отец, полагается на американцев и ведет войну с Йеменом своими силами, а русские, в отличие от американцев, предлагают Саудовской Аравии военное сотрудничество - так же, как Ирану.

Пока Вашингтон занят в основном «сохранением лица», ЕС «бьется» с Грецией и наплывом иммигрантов, а Китай только «заходит» на Ближний Восток, Москва, имеющая прочные отношения с Тегераном, развивающая сотрудничество с Эр-Риядом и Каиром, а Анкару так и вовсе считающая «стратегическим партнером», получает уникальный шанс превратиться в «генерального посредника» в системе непростых отношений между сильнейшими странами региона. То есть шанс кардинально укрепить здесь свои политические позиции. Не упустим?

Последнее изменение Четверг, 30 Июль 2015 13:45
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 636 раз
  1. В России
  2. В мире