facebook vkontakte twitter youtube    



Газовая политика Катара сквозь призму интересов России

Резкое усиление роли Катара на рынке сжиженного природного газа (СПГ) произошло благодаря быстрому развитию инфраструктуры, чему способствовали благоприятная конъюнктура рынка и высокие темпы роста спроса на СПГ до мирового финансово-эко-номического кризиса.

Введение в строй крупномасштабных производственных мощностей в эмирате привело к увеличению объемов производства СПГ в Катаре. 

По состоянию на 2013 год доказанные запасы природного газа эмирата составляют 25,2 трлн. куб. м (14% всех мировых запасов), что ставит страну на второе место по этому показателю среди членов Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) и на третье место в мире после России и Ирана. 

Большая часть газовых запасов сосредоточена на территории шельфового месторождения «Северное», которое, по сути, является продолжением иранского «Южного Парса».

По прогнозам катарских специалистов, в 2012 году эмират должен был произвести 164 млрд. куб. м (в 2011 г. - 146,8 млрд. куб. м), но добиться этого не удалось. Производительность эмирата остановилась на отметке в 153 млрд. куб. м. 

Важно подчеркнуть, что появившаяся в текущем году статистика не обязательно отражает истинное положение дел в катарской газовой промышленности за минувший год. Дело в том, что в дальнейшем полученные данные, как правило, пересматриваются и получаются более точные цифры. 

Проанализировав динамику добычи «голубого топлива» эмирата, можно заметить, что в 2000-2011 годах он более чем в шесть раз увеличил производство природного газа. Теоретически в прошлом году государство могло бы довести добычу до прогнозируемого объема, ведь в стране не существует дефицита мощностей и новейших технологий, но на практике этому не способствует до сих пор действующий мораторий на дальнейшую разработку крупнейшего в эмирате месторождения «Северное»*. 

Катар и сам может трезво оценить собственные возможности, однако столь высокий показатель был озвучен им вовсе не от отсутствия профессионализма отраслевых аналитиков, а, скорее всего, для информационного давления на конкурентов по экспорту сжиженного газа. 

Следует подчеркнуть, что рост добычи сырья стал положительно отражаться на объемах экспорта катарского сжиженного природного газа. 

В последние годы Катар ежегодно экспортирует более 100 млрд. куб. м СПГ, причем большая его часть поставляется на рынки азиатских и европейских государств, оставшийся объем получают страны Северной, Южной и Центральной Америки, а также Ближнего и Среднего Востока. Сегодня катарский газ поставляется более чем в 20 стран, причем география сбыта постоянно расширяется. 

Ранее эмират поставлял сырье преимущественно на те рынки, где цена выше (спотовые поставки), что позволяло получать дополнительные средства и вкладывать их в развитие внутренней инфраструктуры для производства СПГ. Тем не менее периодически Доха осуществляла краткосрочный экспорт по ценам ниже рыночных, что негативно воспринималось другими поставщиками сжиженного газа. В последние годы Катар прекратил эти поставки и, напротив, перешел к среднесрочным и долгосрочным контрактам с указанием фиксированной стоимости топлива, чтобы снять с себя обвинения в демпинге.

Азиатские страны являются традиционными потребителями катарского топлива, которые постоянно наращивают объемы закупок. Это вполне объяснимо географически и стратегически. Во-первых, эмират может весьма оперативно доставить сжиженный газ в Азию, а во-вторых, потребности в энергоносителях многих государств этого региона очень высоки. Сейчас отчетливо наблюдается рост катарского экспорта в Европу, включая Великобританию (лидера среди всех импортеров СПГ из Катара), Италию, Францию, Бельгию и Испанию. 

По статистике, более четверти потребляемого в странах Европейского союза (ЕС) сжиженного газа доставляется из Катара. Началось строительство СПГ-терминала в Польше, куда со следующего года (возможно и раньше) компания «Qatargas» будет ежегодно поставлять 1 млн. т газа с перспективой дальнейшего увеличения объема экспорта в 2017-2018 годах. Ведутся переговоры о поставках катарского СПГ в страны Балтии, Белоруссию и на Украину. 

КАТАРСКИЙ ВЫЗОВ - РОССИЙСКИЙ ОТВЕТ 

Рост поставок катарского топлива на этом направлении создает сложности «Газпрому», поскольку Европа - это основной потребитель российского газа. В свою очередь, Катар настаивает на том, что его экспортная политика основана на долгосрочных контрактах и привязки цен на газ к стоимости нефти. Государство же, исходя из собственных экономических интересов, способно варьировать направление поставок и их стоимость в зависимости от текущего спроса на том или ином рынке. 

Следует заметить, что нынешнее значение катарского газа в Европе весьма преувеличено. Объемы его поставок хотя и понижают конкурентоспособность российского сырья, но пока еще в незначительной степени. 

Согласно докладу специалистов Национального банка Катара, к будущему году эмират снизит спотовые поставки СПГ как минимум на 40%, прежде всего за счет понижения экспортных объемов на европейском направлении. Это произойдет по причине того, что Катар заключил долгосрочные договоры поставки природного газа с государствами Азии и Южной Америки, для реализации которых понадобятся большие объемы сырья. 

В результате прогнозируемое уменьшение экспорта катарского СПГ на европейском направлении приведет к росту спроса. Более того, по прогнозам специалистов отечественной компании «Газпром», долгосрочная динамика разрыва между собственной добычей газа и потреблением в Европе будет увеличиваться, открывая новые возможности для импорта, в том числе из России. 

В то же время в будущем следует ожидать усиления зависимости ЕС от экспортеров газа. При этом Европа имеет возможность диверсифицировать поставщиков, делая ставку на более активное использование катарского СПГ, который со временем может минимизировать объемы экспорта «Газпрома» на европейские рынки. 

По всей видимости, в результате увеличения производства сырья после снятия моратория на дальнейшую разработку месторождения «Северное», а также вследствие введения в эксплуатацию новых регазификационных мощностей в Европе эмират будет активнее насы-щать этот рынок, что уже гораздо серьезнее затронет интересы отечественного бизнеса. 

Российские отраслевые аналитики предполагают, что в ближайшие годы Катар будет поставлять в Европу дополнительные 50 млрд. куб. м газа в год, что составляет 5% газового рынка ЕС. 

Если же это случится, то вполне возможен следующий сценарий: Россия немного сбавит цену на топливо, повысит его экспортные объемы, и тогда Катару самому станет нелегко. 

Например, в 2011-2012 годах «Газпромом» были достигнуты договоренности с европейскими потребителями по адаптации ценовых условий. В результате были модифицированы формулы контрактных цен с нефтепродуктовой индексацией, что в значительной степени способствовало поддержанию конкурентоспособности российского природного газа на рынках Европы. 

Стоит напомнить, что «Газпром» является активным участником не только долгосрочной, но и спотовой торговли газом на площадках Великобритании, Бельгии, Нидерландов и Франции, реализуя часть российского сырья, а также приобретенные в Европе объемы. 

По прогнозу специалистов «Газпрома», доля компании на европейском рынке может увеличиться к 2030 году с нынешней четверти до трети европейского потребления1. 

Действительно, наибольшим спросом на внешних рынках в ближайшие 20 лет будет пользоваться природный газ. Соответствующие поставки в первую очередь обеспечат страны Ближнего Востока (26%), среди которых центральное место займет Катар. Подобная точка зрения основана на предложении СПГ, которое будет расти быстрее мировой газодобычи и торговли сетевым газом. Вклад СПГ в глобальный рост экспорта в 2010-2030 годах составит 25% (для сравнения: в 1990-2010 гг. - 19%)2. 

Одним из последствий мирового финансово-экономического кризиса некоторые аналитики называют снижение темпов роста спроса на СПГ в европейских странах, что на самом деле не вполне обосновано, учитывая активное строительство регазификационных мощностей в Европе. 

СЛАНЦЕВЫЙ ГАЗ И СПГ 

Помимо европейских, в числе перспективных долгосрочных рынков сбыта катарского СПГ значатся страны Северной и Латинской Америки. Неслучайно в Катаре было построено несколько крупных заводов по сжижению газа специально для его поставок в США, в том числе для пополнения их стратегических запасов СПГ в хранилищах на берегу Мексиканского залива. 

Многие отечественные и зарубежные экономисты в долгосрочной перспективе предвещают расцвет американской сланцевой индустрии и, соответственно, превращение США из импортера СПГ в экспортера, что представляется весьма спорным, поскольку расширения добычи сланцевого газа вполне может не произойти из соображений экологической безопасности. 

Как представляется, ставка на сланцевый газ - это попытка посеять панику среди экспортеров и вынудить их понизить цены на энергоносители, так как нынешняя стоимость углеводородов не по карману переживающей тяжелые времена американской экономике. Дело в том, что два года назад международное рейтинговое агентство «Standard & Poor’s» впервые понизило долгосрочный кредитный рейтинг США с максимального «ААА» до «АА+». Это событие произошло на фоне опасений, связанных с ростом дефицита бюджета страны. 

К тому же сегодня наблюдается активное развитие индустрии сжиженного природного газа. Например, в последние годы крупные компании Соединенных Штатов Америки и Европы (например, «ExxonMobil», «ConocoPhillips», «Royal Dutch Shell») инвестировали значительные средства в строительство сжижающих заводов в Катаре, а также в создание регазификационных мощностей на своей территории.

Учитывая масштабы сделанных вложений, иностранные компании захотят получить дивиденды от финансовых затрат. В этой связи выглядит нелогичным сценарий, при котором в перспективе США вдруг полностью откажутся от экспорта и реэкспорта СПГ, включая катарский. Это подтверждает факт начала поставок сжиженного газа из эмирата на американский новый крупный регазификационный терминал «Golden Pass» в 2010 году. Экспорт из Катара в США будет носить долгосрочный характер, поскольку между сторонами была достигнута письменная договоренность о поставках катарского газа на американский рынок в течение 25 лет. 

Появились сообщения о том, что «ExxonMobil» совместно с государственной компанией «Qatar Petroleum», получив разрешение американских властей, планируют перепрофилировать «Golden Pass» в терминал для экспорта СПГ, который будет производиться рядом с городом Порт-Артур штата Техас3. 

По всей видимости, поставки будут направляться на азиатские рынки, где растет потребление природного газа и наблюдается благоприятная ценовая конъюнктура на СПГ. 

Тем не менее США и дальше будут делать заявления о возможном экспорте дешевого американского сжиженного газа не только в Азию, но и в Европу. Это позволит им косвенно понижать цены на российское топливо для европейских потребителей, давно пытающихся уменьшить свою зависимость от него. В любом случае факт совместных действий американского концерна и катарской госкомпании позволяет ей рассчитывать на получение прибыли при реализации нового проекта по сжижению газа и его сбыту на внешних рынках. 

Очевидно, что активное строительство дополнительных мощностей приведет к широкому экономическому росту эмирата и регулярному притоку иностранных инвестиций в будущем. 

Увеличение поставок катарского СПГ на некоторых направлениях произошло раньше завершения строительства соответствующих добавочных мощностей. Это означает, что список контрактов, существующий на настоящий момент, будет в ближайшей и среднесроч-ной перспективе дополнен, а некоторые из новых мощностей, возможно, заменят уже изношенные. 

Эмират активно прибегает к помощи крупных зарубежных концернов, преимущественно из США, с их передовыми технологиями. Сфера реализуемых Катаром совместно с иностранными компаниями углеводородных проектов охватывает не только область разработки месторождений, но и газо- и нефтеперерабатывающее производство. 

Экспортом катарского СПГ занимаются две специально учрежденные государством компании - «Qatargas» и «Rasgas». 

Эмират успешно осваивает новые технологии переработки газа. В стране запущен завод «Oryx», на котором впервые на Ближнем Востоке газ стали преобразовывать в жидкое состояние с помощью катализаторов (а не по традиционной технологии - в результате ох-лаждения). Мощность завода составляет 34 тыс. баррелей в сутки продуктов со сверхнизким содержанием серы, среди которых 24 тыс. баррелей - дизельное топливо, 9 тыс. баррелей - нафта и 1 тыс. баррелей - пропан-бутановая смесь, получившая название сжиженный нефтяной газ (СНГ). Дизельное топливо экспортируется преимущественно в Европу, нафта - на Дальний Восток, СНГ используется на внутреннем рынке. Стоимость предприятия оценивается в 1 млрд. долларов. Участниками проекта являются «Qatar Petroleum» (51%) и южноафриканская «Sasol» (49%). 

Говоря о специфике подобной индустрии, стоит отметить ее высокую стоимость, а также необходимость иметь огромные площади и гарантированное снабжение крупными объемами газа в течение примерно 20 лет. 

Возможности Катара позволяют не только успешно реализовать один уникальный газоперерабатывающий проект в регионе, но и запустить другой, еще более масштабный. Речь идет о крупнейшем в мире заводе «Pearl», работающем на основе новейшей технологии «газ - в жидкость», первая и вторая фазы которого были введены в эксплуатацию в 2011 и 2012 годах соответственно. Реализация проекта свидетельствует о решимости Катара в будущем обеспечить многовекторное развитие газоперерабатывающей отрасли, что поло-жительно отразится на масштабах экспорта ее продукции. 

Таким образом, с возросшими производственными мощностями эмират не только существенно упрочит свое лидерство в области экспорта СПГ, но и станет безусловным лидером по переработке природного газа в жидкие продукты. 

Важным конкурентным преимуществом Катара являются новейшие технологии, позволяющие значительно снижать издержки, оптимизировать процесс производства, транспортировки и регазификации сырья. Внедрение этих ноу-хау способствовало увеличению производственных мощностей и получению эффекта масштаба.

Наиболее крупные установки по сжижению достигают 7,5-8 млн. т. Кроме того, существенный прогресс достигнут в области транспортировки. Использование танкеров-газовозов типа Q-Flex и Q-Max, имеющих большую вместимость и оснащенных установками по преобразованию испаряющегося газа в сжиженный, позволило эмирату значительно снизить расходы и сократить потери сырья. 

По моему мнению, эмират будет продолжать усиливать свои позиции в Европе, понемногу наращивая экспорт и инвестиции для перестраховки от непредвиденных финансовых потерь на азиатском направлении и получения дополнительной прибыли. 

НЕПРОСТОЙ ДИАЛОГ С РОССИЕЙ 

В феврале состоялось официальное открытие представительства «Газпрома» в Дохе, столице Катара. В планах российского холдинга - взаимодействие с государственными органами и нефтегазовыми концернами эмирата и стран Персидского залива, а также координация деятельности дочерних компаний «Газпрома» на региональных энергетических рынках. 

«Газпром» надеется закрепиться в эмирате и принять участие в совместных проектах по добыче и сжижению природного газа после 2014 года, но ситуация может измениться. 

В перспективные планы «Газпрома» способна внести серьезные корректировки арабская стратегия ведения государственных дел и бизнеса, часто характеризующаяся длительными проволочками и излишним бюрократизмом, которые способны вызвать сомнения в конечной реализации той или иной сделки. 

Примечательно, что в последние годы Россия предложила Катару множество инвестиционных проектов в нефтегазовой, золоторудной, строительной и иных сферах. Ожидалось, что в случае их реализации объем катарских инвестиций в российскую экономику мог составить около 10-12 млрд. долларов. Однако Катар отказался от участия в перспективных российских проектах. 

Отсутствие реального интереса со стороны катарского бизнеса не вселяет надежды на динамичное развитие двустороннего экономического сотрудничества. В частности, первым в числе планируемых крупных инвестиционных проектов должен был стать «Ямал-СПГ», осуществляемый компанией «Новатэк». Однако работа катарской стороны в отношении развития данной сделки, как и по многим другим, не дала ожидаемых результатов. 

На этом фоне торговые и инвестиционные связи с Россией находятся на крайне низком уровне. Во многом это объясняется тремя причинами. 

Во-первых, резко ухудшившимися двусторонними политическими отношениями после смены режимов в некоторых арабских странах в 2011 году. Во-вторых, антироссийской политикой западных менеджеров, работающих в крупных структурах эмирата. В-третьих, несоответствием деловых менталитетов отечественных и катарских предпринимателей. 

Западная доминанта в бизнес-учреждениях Катара делает проблематичным присутствие России в его экономике. Однако в определенной степени не способствует этому и известная манера ведения дел многими российскими предпринимателями. Вместо того чтобы эф-фективно отстаивать экономические интересы своего государства по тем правилам, которые установлены международными стандартами, и всячески продвигать российские проекты в эмирате с расчетом на долгосрочные дивиденды, отечественные бизнесмены пытаются бы-стро получить возможную прибыль, наскоками наведываясь в Катар. Они не имеют нацеленности на структурированную, масштабную работу по созданию прочного имиджа своей компании и изучению местных спроса и предложения. 

Нельзя сбрасывать со счетов катарский деловой менталитет, который не ставит во главу угла быстрое получение денег в обход действующего законодательства, а, наоборот, приветствует серьезное намерение иностранного партнера поучаствовать в длительном развитии той или иной совместной сделки. В этой связи тем российским фирмам, которые все- таки не оставляют надежды на кооперацию с эмиратом, целесообразно пойти по пути «Газпрома», открыв представительство в Катаре. 

Степень совместных экономических контактов в будущем будет зависеть не только от эффективности диалога обоих государств, но и от некоторых внешних факторов. В частности, от официальной позиции России по актуальным проблемам Ближневосточного региона, а также политической ориентации эмирата. 

Первый из названных факторов является определяющим. Ведь Москве вряд ли удастся найти общий язык с Дохой, если российские заявления будут противоположны действиям Катара в регионе. Второй - второстепенный, но и его необходимо учитывать.

В обозримой перспективе Катар продолжит конкурировать с «Газпромом» в Европе, при этом закрепляя собственные позиции и на других региональных рынках сбыта «голубого топлива». Несмотря на открытие офиса в Катаре, наладить эффективное партнерство с эми-ратом российской компании будет нелегко, так как оно попало в прокрустово ложе обоюдоострых политических и деловых разногласий. 

Возможно, более тесное и эффективное сотрудничество между Россией и Катаром в газовой сфере способно развиться на площадке Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ)*. Однако ситуацию осложняют следующие факторы. 

Во-первых, отсутствие единого мирового газового рынка (наподобие нефтяного), но наличие множества региональных, которые разнятся в отношении спроса и предложения. Это обуславливает острую конкуренцию среди поставщиков за расширение географии потребителей. В частности, собираясь наращивать экспорт СПГ в Европу, Катар тем самым создает определенные трудности «Газпрому» и алжирской государственной компании «Sonatrach». В свою очередь, Россия всерьез нацелена на азиатские рынки, которые счи-таются основным местом сбыта катарского сырья. 

Во-вторых, стоит учитывать различную газовую политику государств-поставщиков. Например, большинство из них, включая Россию, экспортируют преимущественно трубопроводный газ на основе долгосрочных контрактов и, как следствие, заинтересованы в сохранении стабильности ежегодных поставок, которые, в свою очередь, осуществляются по заранее согласованной цене, не зависящей от изменившейся впоследствии конъюнктуры. В используемых экспортерами долгосрочных договорах на трубопроводные поставки при-родного газа цена за него привязана к нефти и рассчитывается по определенной формуле. 

Интересы Катара все еще распространяются на осуществление скорых поставок по спотовым ценам, зависящим от текущего рыночного спроса в определенное время и не привязанным к долгосрочной перспективе. Россия же поддерживает предложения о раз-работке в рамках ФСЭГ механизма рыночного ценообразования, который даст возможность поставщикам использовать его при заключении новых долгосрочных договоров. 

Если между странами - экспортерами газа будет достигнута договоренность о соответствующем механизме ценообразования, то газовые рынки станут доступными для всех, поскольку отпадет необходимость делать выбор направления сбыта в зависимости от предлагаемой цены импортера. 

Катар выступает против создания газового картеля, при этом заявляя, что экспортерам следует продавать топливо потребителям по максимально высокой цене, чем эмират и занимается. 

Летом этого года в российской столице состоялся второй саммит ФСЭГ. На мероприятии присутствовали президенты, главы правительств и руководители энергетических ведомств стран - участниц и наблюдателей этой организации, а также представители других международных структур. Катар представлял министр энергетики и промышленности М.Сада, а не новый эмир Аль Тани, по ряду причин: сложный политический и дипломатический диалог с Россией с начала «арабской весны», низкий объем двустороннего торгового и инвестиционного сотрудничества, обострившаяся конкуренция обеих стран на европейском рынке «голубого топлива». 

В декларации московского саммита, подписанной по его итогам, в частности, отмечена поддержка существующей формулы привязки цен на газ к ценам на нефть и приоритет долгосрочных контрактов на поставку в финансировании крупномасштабных газовых проектов. 

Несмотря на юридическое закрепление вышеуказанного и других принципиальных подходов членов форума по актуальным вопросам газовых рынков, эта декларация вряд ли де-факто будет носить прикладной характер. Скорее, отчетливо проявившийся сегодня антагонизм двух крупных поставщиков «голубого топлива», России и Катара, еще более усилится в будущем.

Последнее изменение Воскресенье, 25 Август 2013 19:18
Оцените материал
(3 голосов)
Поделиться в соцсетях
Прочитано 3413 раз
  1. В России
  2. В мире